Зачем «снимать коробку» или для чего выходить из травмы?

Мне представляется, что жизнь без травмы — это в первую очередь свобода и возможность выбора. Свобода использовать свои защиты и привычное поведение или выбирать что-то новое.

Когда я решила рассказать о травме, у меня родился следующий образ.

Жил был маленький мальчик Петя. Сначала он был обычным мальчиком, рос в обычной семье. А потом у него умер папа. Петина мама сильно горевала. Перестала разговаривать и смеяться. Ходила все время грустная и бледная. Петей не интересовалась как раньше. Пете было одиноко, больно и страшно. Он чувствовал себя потерянным, виноватым и плохим. В один из этих мрачных и бесцветных дней Петя ощутил себя в коробке и впервые с момента смерти папы спокойно и крепко заснул. На следующий день Петя сел в коробке за стол. И с удивлением и радостью обнаружил, что мамин холодный и колючий голос сквозь картонку мягко и заботливо шуршит.

Весь следующий месяц Петя экспериментировал. Влезал в коробку и вылезал из нее. Обращал внимание как живется в ней и как без нее. В коробке была куча плюсов. А «голым» было быть гораздо хуже. Коробка умела бережно обнимать Петю, как когда-то обнимала мама. На стенку коробки можно было опереться, как опирался Петя на папу. Так и сроднился мальчик Петя с коробкой. И больше из нее не вылезал.

Прошли годы. И вот мы видим молодого мужчину Петю, живущего в коробке. Или с коробкой — потому что сам Петя уже больше, чем его любимая коробка. Петя с коробкой женился на Маше с коробкой. Они понимают друг друга. Общие интересы и ценности. Мыться вредно (коробка мокнет), сначала позаботься о коробке, о себе успеешь. Общие ограничения — в коробку не лезь, перемены — это опасно.

У Пети есть друг Коля без коробки. Они могут долго и со вкусом говорить про рыбалку и про работу. А вот про жизнь и семью разговоры не клеятся. И Петя понемногу замечает, что неловкое молчание и напряжение испытывает именно он сам. А еще Петя стал замечать, что у одних людей все как у него. Работа-дом-работа-диван… А другие вроде что-то могут непонятное, но явно важное, чему-то долго радуются и многое со вкусом обсуждают. Например, зачем-то на танцы ходят, или плавают где-то компанией, или в бане регулярно парятся. И ведь не пьют, а радуются и смеются непонятно от чего. А кто-то с женой обнимается, как в первый раз, хотя уже лет 10 вместе.

К сожалению, можно всю жизнь прожить в последствиях психической травмы и не подозревать об этом. Точно также человек с диагнозом дальтонизм может не подозревать, что с его восприятием цвета что-то не так, пока не столкнется со своими ограничениями лицом к лицу.

Петя в коробке пришел к психологу в коробке. Они хорошо поговорили и обсудили любимые виды картона. Самые плотные и с хорошими картинками снаружи. Петя ушел с чувством поддержки и понимания. Но коробка осталась на месте, как и сложности в жизни Пети.

Представим, что Петя снял коробку. Пошел к психологу без коробки и там озвучил доводы эксперимента жизни без коробки. И Петя вместе с психологом сделали маленькие дырочки в коробке, и Петя пробовал с этим жить. Потом носил картонные заплатки в сумке на случай, если захочется голую кожу закрыть. Если сдернуть коробку резко — будет очень больно и страшно. Кожа слишком нежная. И слишком к коробке приклеилась. И потому вот так постепенно коробку сняли.

И вот Петя без коробки. Что у него поменялось в жизни?!

Ему стало проще и радостней в отношениях с Машей. Петя стал ближе дружить с Колей. Еще Петя вспомнил о том, о чем мечтал до того как залез в коробку. И стал с азартом придумывать, как самые вкусные из этих мечтаний осуществить. У Пети «проснулся» вкус к жизни — он как будто многое пробовал заново. Еду, теплую ванну, объятия, откровенные разговоры. Появилось больше сил. Сон стал крепче и спокойней. И работу он поменял – на более внятную и интересную.

Вот такая история.

текст: Василиса Кудоярова